Андрей Грохотов


Сегодня у нас в гостях предприниматель с 30-летним стажем – Андрей Грохотов. Андрей основатель сети магазинов Looduse abi, которые многие еще знают, как "Лавка жизни". Сегодня компания Андрея занимается производством, экспортирует свои продукты в страны Европы и постоянно ищет новые продукты для импорта. А если рассмотреть внимательно личность бизнесмена, то стоит отметить, что Андрей трижды начинал бизнес с самого начала, но по–прежнему горит своим делом. Мы поговорили и о женах бизнесменов. Чем может женщина помогать предпринимателю? Андрей откровенно рассказал, чего ждет от спутницы жизни.

Всем добрый день. С вами голосовой MOST, и меня зовут Анна Кульп. Сегодня у нас в гостях предприниматель с 30-летним стажем – Андрей Грохотов. Андрей – основатель сети магазинов Looduse Abi, которая многим известна как «Лавка жизни». Сегодня компания Андрея занимается производством и импортом своей продукции в страны Европы, постоянно ищет новые товары для импорта. Если внимательнее приглядеться к Андрею как к бизнесмену, стоит отметить, что он начинал бизнес с самого начала трижды, но по-прежнему горит своим делом. Мы поговорили и о женах бизнесменов, и о том, чем женщина может помогать предпринимателю. Андрей откровенно рассказал, чего ждет от спутницы жизни. Давайте знакомиться.

 

 

Андрей, добрый день. Я очень рада вас приветствовать у нас. И мой традиционный первый вопрос – расскажите, пожалуйста, о себе.

Добрый день. Я тоже очень рад присутствовать у вас. Я родился в России, в 1961 году, так что я уже возрастной товарищ. Учился в Санкт-Петербурге, в политехническом институте. По образованию я инженер-металлург.

Замечательно.

По распределению попал в Таллинн, работал на заводе «Двигатель», плавил чугун, металлы. В 1985 году началась перестройка. В 1988 году мы, наверное, одними из первых образовали кооператив при заводе. Он занимался деятельностью, непосредственно связанной с плавкой. Мы создавали протекторную защиту для судов, делали алюминиево-цинковые сплавы. С этого момента и начался мой путь в бизнесе.

В данном случае кооператив – это уже такой вот бизнес, скажем так?

Это уже начало бизнеса. Свою первую кооперативную зарплату я помню, как сейчас.

Сколько?

650 руб.

В 1985 году?

В 1988. При том, что я работал начальником литейного бюро, и у меня оклад составлял, по-моему, 210 руб.

То есть основная работа шла параллельно? Или вы сперва закончили с заводом, а потом организовали кооператив?

Нет, был какой-то период совмещения, у нас были не настолько большие объемы. А потом в 1990 году мы ушли с завода и стали заниматься плавкой более плотно и активно.

Как развивался ваш первый бизнес?

Интересное было время.

90-е. Металл…

Мне как-то удалось избежать трудностей в этот период. Мы сидели на алюминии, на цинке. Я не пошел в эту стезю, поэтому не участвовал в бизнесе, связанном именно с металлами.

Основные вещи, которые ознаменовали 90-е годы, получается, прошли мимо вас? Или вы сознательно приняли решение – не состоять и не участвовать?

Скажем так, в 90-е годы было гораздо легче начинать бизнес. Были и другие интересные сферы, которыми мы занимались. Несколько лет, например, мы обеспечивали поставку сырья для колхоза Кирова, у нас были очень хорошие связи с Белгородской областью. Мы поставляли и масло, и томат-пасту, и рыбу.

Андрей Грохотов

В 90-е нам пришлось бросить первый бизнес, который нам очень нравился, у нас на него были очень большие планы, надежды. Разумеется, бизнес начинают ради зарабатывания денег. Мы купили себе машины, магнитофоны, цветные телевизоры, все было хорошо. Затем в какой-то момент дело переросло в некое творчество. С нами сотрудничал один художник, который лет пять ходил по заводам и пытался внедрить свою идею – подвесные потолки. Тогда еще не было тех потолков, которые есть сейчас. А тогда мы уже начинали их делать. Правда, технология крепления их была тогда недостаточно совершенной, но само производство было действительно уникальным. Если завод делал оснастку для такого класса потолков за полгода, а то и за год, мы ее делали в течение недели-двух.

Как вы выбирали одну из трех ниш бизнеса, о которых рассказали?

Абсолютно случайно.

Может, это были шансы, которые надо было увидеть и использовать? Какие-то люди, приходившие с какими-то идеями?

У одного моего товарища, с которым мы начинали, известного предпринимателя Сергея Самарина теща работала в Эстипроме. И у них скопилась целая гора протекторов, тонн сто, наверное. Почему-то в то время был большой дефицит протекторов. В СССР тогда лишь два завода делали их.

Сергей как раз был секретарем комсомольской организации завода «Двигатель», а я начальником литейного бюро. В какой-то момент он подошел ко мне и сказал, мол, Андрей, у меня теща трудится в Эстипроме, у нее столько этого добра, можем ли мы его переплавить, новые протекторы сделать?

Без проблем, говорю. Так что, в принципе, мы сами не выбирали. Просто нашелся человек, который подкинул идею, а мы ее реализовали и немножко пошли дальше – в плане тех же подвесных потолков. Это была настолько уникальная технология, что на потолке мы могли бы сделать даже ваш портрет.

То есть это уже было связано с творчеством?

Да, да. Было очень интересное время. В какой-то момент мы заработали, обеспечили свои семьи, а потом уже пошло творчество. Мы арендовали прессы на заводе Калинина, мы ходили по тоннам меди. Из них делали красивые полоски, светильники, декоративные решетки на батареи. Мы хотели уйти в этакое художественное направление. У того художника, Вадима, был в Алма-Ате друг, который работал кузнецом, причем великолепным. В Алма-Ате сейчас много объектов, которые он выковал. Мы уже практически организовали производство под его работы в Алма-Ате, то есть хотели развиваться в таком художественном ракурсе. Затем Советский Союз развалился, Эстипром распродал корабли. Потребность в нашей продукции исчезла, мы распались, и каждый из нас пошел по своему направлению.

Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Что происходит, когда перекрыт поток клиентов? Вот перекрыли кран – как вы решили, что пора расходиться?

На тот момент у меня был, наверное, единственный такой партнер, с которым мы разошлись без взаимных претензий. Видимо, просто почувствовали, что каждый движется в своем направлении, каждый уже тогда чего-то достиг.

А вообще вы рекомендуете бизнес в партнерстве?

Вы знаете, бывает очень сложно. К сожалению, за все те годы, которые я занимаюсь бизнесом – это около 30 лет, с 1988 года – с партнерами было очень много проблем. В основном, не в мою пользу.

Вы одиночка? Надо ведь одному принимать решения, брать на себя ответственность.

Вы знаете, я, наверное, все-таки сторонник одиночного ведения бизнеса. Иначе очень много шишек, много потерь.

Можете назвать самые крупные камни, о которые люди спотыкаются в партнерстве?

Для меня основной камень преткновения таков – я считаю, что человек, с которым договариваюсь, будет поступать так же, как и я.

Порядочно и ответственно.

Да. Я, наверное, слишком доверяю своим партнерам. Рассчитываю, что, поскольку сам не могу плохо поступить по отношению к ним, и по отношению ко мне таких шагов не будет предприниматься. К сожалению, ожидания не всегда оправданы.

Речь о предательстве?

Предательство, воровство.

Иначе говоря – если мы начинаем партнерский бизнес, всегда следует держать руку на пульсе, всегда приглядывать, контролировать?

Да. Нужно обязательно договариваться на берегу, по максимуму. Лучше письменно, максимально попытаться предусмотреть различные ситуации, затем контроль, контроль, контроль… Вообще обязательный контроль крайне сложно осуществлять. Не знаю, как поступают другие бизнесмены, но у меня настолько плотный график, что как раз на контроль времени не остается.

Очень вас понимаю. Как вы считаете – с семьей, родней, друзьями можно строить бизнес?

Тоже сложный вопрос.

Мешает ли это отношениям? Например, муж с женой могут строить бизнес?

Да, могут.

Но они ведь эту работу потом приносят домой.

Все зависит от взаимоотношений в семье. Сложно вместе быть и дома, и на работе…

…делить обязанности.

Но если в семье все в порядке, то я считаю, что жена – самый надежный партнер.

Да, потому что кто же более всего заинтересован в вашем благосостоянии, нежели ваша супруга?

Да. Но все равно я и здесь рекомендую подстелить соломку.

Составить договор?

Да, так лучше, и составить брачный контракт.

И брачный контракт, и рабочий договор?

Да, да.

Тогда все будет предельно понятно обеим сторонам.

Если именно строить совместный бизнес, а не искать вторую половинку, когда уже свой бизнес есть, то лучше сразу договориться, пока есть любовь или просто хорошие отношения. В жизни бывает всякое. Не секрет, что любовь приходит и уходит, случиться может что угодно. Чтобы не было непредвиденной дележки…

…ссор, скандалов…

…ненависти, то организовывать бизнес, когда у вас все хорошо. Мол, милая, давай без обид, всякое может случиться. Давай договоримся так и сяк, на случай, если что-то в наших отношениях изменится.

То есть следует предусмотреть варианты, да?

Да. Потому что, когда наступает какой-то кризис в семейных отношениях, а у вас совместный семейный бизнес, то я могу назвать очень много примеров некрасивых поступков. Везде и со всеми лучше договариваться на берегу – с женой, с партнером и т. д.

Когда мы берем на работу сотрудников, мы ведь тоже оговариваем, что будет, чего ожидать, так?

Да. Но с сотрудниками легче, с ними ты просто констатируешь, согласен или не согласен.

Вы легко нанимаете персонал, нужных людей?

В нашем сегодняшнем бизнесе это, конечно, проблема №1.

На самом деле это у всех проблема №1.

У нас проблема №1 – найти хорошего заинтересованного продавца. Основная проблема, на мой взгляд – это двуязычие. То, чем мы занимаемся сейчас – магазин типа «Здоровье для всей семьи», это и наш слоган – Looduse Abi («Помощь природы»). То есть практически все наши товары направлены на здоровье. Вы сами понимаете, что до 30 лет ничего особо ни у кого не болит. Поэтому данная тема для молодого двуязычного продавца (до 30-40 лет) не особо близка. Все наши продавцы – это люди за 50, а то и пенсионеры.

С точки зрения продаж, они хороши в своем деле, но у них есть какой-то один плюс…

Да, то есть, например, продавщица хорошо знает товар, интересуется этой темой…

…она все попробовала, намазала…

Да, но она не говорит по-эстонски. Наверное, 70% нашей продукции – это все-таки русский товар. Но, скажем, в Тарту у нас продавцы – эстонки, по-русски они говорят плохо. Им тяжело знакомиться с товаром.

Потому что описания на товаре – по-русски, на коробочках, да?

Да. Найти продавца, который отлично говорит по-эстонски, сам находится в теме, колоссально сложно.

Пользуясь случаем, мы сейчас и объявим поиск продавцов, которые говорили бы на двух языках и интересовались продуктами здоровья.

Да, и продуктами питания, потому что, если раньше у нас в ассортименте было довольно много таблеточек, БАДов, натуральных средств на травках, то в последние три года мы больше стали расширять ассортимент не в сторону таблеток, а в сторону здорового питания – появились каши, «умные» сладости. Скажем, люди, страдающие диабетом, тоже ведь хотят конфеток, а в традиционных супермаркетах ассортимент для диабетиков довольно скуден.

Андрей Грохотов Looduse Abi

Разве что маленькая полочка.

Да. Мы как-то стали больше расширять функциональное питание.

В Эстонии такое расширение пользуется спросом?

Пользуется, причем все больше и больше. Однако по сравнению с западными странами (Дания, например), процент людей у нас, которые думают о своем питании, гораздо ниже. Если рынок Скандинавии – это порядка 70% лояльных клиентов, готовых покупать экологически чистые продукты, полезные товары, то у нас это не выше 10%, такова культура потребления. Но, в принципе, по мировой статистике, рынок функционального питания, экопродукции растет где-то до 20% в год.

Набирает обороты.

Да, набирает.

Все больше мы видим продукции с пометкой «эко», все больше появляется правильного, здорового питания.

Да, процент такой продукции вырос, но, к сожалению, рынок Эстонии очень мал.

Вы занимаетесь экспортом?

Да.

Во сколько стран?

Чехия, Словакия, Германия, Польша, Литва, Латвия, немного Финляндия.

Как вы пришли из металлического бизнеса в сферу здоровых продуктов? Опять случайно?

Случайно.

Расскажите.

В принципе, за 30 лет мне приходилось начинать с нуля три раза. Были такие ситуации, когда раз – и все.

Потому что все пропало?

Да-да. В одном случае партнеры нехорошо поступили, в другом – Российское государство. Да, три раза.

Были моменты, что залезаешь в карман, достаешь мелочь и думаешь – что купить детям, молоко или хлеб. Были такие времена. Нет такого, что 30 лет был сплошной подъем. Были пики падения и роста, думаю, что через это проходит каждый бизнес.

В такие моменты вам не хотелось просто собраться и пойти работать на наемную работу?

Нет.

Почему?

Наверное, я уже мыслил предпринимательской категорией.

То есть это уже жилка бизнесмена не давала вам покоя?

Да, я просто искал иные пути. Распробовав бизнес однажды, я никогда не сворачивал с пути.

Кем вы мечтали стать в детстве?

Конечно, космонавтом.

Мечтают ли с детства о пути предпринимателя или это просто идет как идет? Быть может, в юности были какие-то позывы что-то продать или что-то такое?

Нельзя путать юность нынешнего поколения и нашу юность. Мы жили в совершенно иной социальной среде, даже не помышляли о том, что можно чем-то торговать.

Это было и стыдно, и подсудно.

Да, например, фарцовка. Если ты поменяешь валюту, тебе могут лет 10 за это дать.

Как в таких условиях выращивались предприниматели? Откуда взялись?

Вот не знаю, откуда. Я никогда не боялся работать. Я же родился и жил в маленьком городе, там и заканчивал школу. На мне лежал огород, дрова, ремонт. Мои родители – учителя, они в то время, пока я учился в школе, были за границей, преподавали в Африке (Мали, Алжир) физику, химию, все это на французском языке. Я воспитывался с бабушкой. А бабушка у меня в войну воспитала четырех сыновей. Дед погиб, она вытянула своих детей. У меня бабушка была такая – пока две грядки не вскопаешь, гулять не пойдешь.

Отличная бабушка.

В 10 часов вечера надо уже было приходить с гулянки. Опаздываешь, приходится бегом бежать. Я никогда не гнушался работы, в том числе и черновой.

То есть для вас бизнес – это много трудиться?

Да.

А удача, фарт?

Безусловно, это тоже есть.

Везет ли вам в жизни с бизнес-делами?

Во-первых, мне везет в семейной жизни, у меня сейчас второй брак. В первом мы прожили 25 лет с супругой (не будем вдаваться в подробности развода). Во втором браке я почти 13 лет, очень счастлив. У меня в семье всегда была поддерживающая среда.

Для мужчины важно, чтобы были поддерживающие тылы?

Это крайне важно. Для меня очень важно, что я уверен в том, что я приду домой – у меня чисто, меня накормят, дети под присмотром.

Вежливы, воспитаны…

Да, то есть мне не надо решать какие-то бытовые проблемы, хотя я никогда не отказываюсь ни посуду помыть, ни что-то еще. Нет такого, что я прихожу и ложусь на диван.

Вот тут мне даже лично интересно остановиться на личности супруги бизнесмена – возьмем абстрактный образ на основе вашего опыта. Чем должна обладать женщина, чтобы помогать мужчине расти и развиваться в бизнесе?

Во-первых, любить должна. Я понимаю, что то чувство, которое в нас возникает при знакомстве (бабочки летают, прочая эйфория) – длится два-три года. Очень редко бывает, что 50 лет люди живут и не могут наглядеться друг на друга. Первая влюбленность, на мой взгляд, она переходит в партнерские взаимоотношения. Ты должен доверять человеку, с которым живешь, уважать его. У вас общие дети, общие интересы.

Все-таки женщина создает дома поддерживающую среду?

На мой взгляд, супруга бизнесмена должна уметь создать семейный очаг, скажем так. Чтобы я приходил домой, и мне там было комфортно.

Что вы думаете о женщинах-предпринимателях, которые наравне с мужчинами пытаются строить бизнес?

Я знаю много успешных женщин-предпринимателей. Это зависит от характера человека. Одни созданы для дома, в том числе и некоторые мужчины – они делают все домашние дела, а жена занимается бизнесом, тут я не вижу ничего зазорного, у каждого своя склонность. Мне кажется, что мужьям таких бизнес-леди довольно тяжело, если они не находятся на одной ступеньке с женами.

То есть они конкурируют между собой?

Да. Вы сами понимаете – чтобы быть успешной бизнес-леди, следует быть довольно жесткой женщиной. Я знаю, скажем, одну бизнес-леди, очень успешную на сегодня. Когда мы 30 лет назад знакомились, это была домашняя серая маленькая мышка. А потом, когда она раскрылась, стала очень жесткой барышней.

Видимо, жизнь все же внесла свои коррективы?

Да, да.

Что касается партнерства. Если вам приходится сотрудничать с женщиной-предпринимателем или таким же мужчиной, вы видите разницу? То есть вы вместе делаете какое-то дело. Делаете ли вы пометочку, мол, она все-таки женщина?

Наверное, нет.

Бизнес есть бизнес? Впрягаешься в эти санки – тащи наравне?

Да.

Что вы думаете про лидерство? Лидерами рождаются или лидера можно воспитать в себе?

Безусловно, если задаться целью, можно воспитать – прочитав кучу книг и т. д. Но все равно это как-то должно быть и генетически. Афроамериканцы бегают быстро. Почему? Структура такая, кость легкая. Скажем, не все могут так быстро бегать, как Павел Буре, со взрывным характером. Я думаю, что частично характер должен быть от Бога, и, безусловно, надо учиться. Учиться, учиться и учиться. Допустим, на сегодняшний день я жалею, что упустил время в плане обучения. Если бы откатиться лет на 15-20 назад, я бы, наверное, все-таки гораздо больше задумался об этом аспекте.

Чему бы вы учились? Чему-то конкретному или вы имеете в виду получение именно академического образования?

Нет, именно образование в сфере торговли, бухгалтерии, финансы, какие-то маркетинговые знания. На сегодняшний день бурно развивается Интернет. Знаний об этом тоже катастрофически не хватает. Я вот, например, очень неактивный пользователь соцсетей – в Facebook, например, я не очень хорошо разбираюсь. Я в своей жизни не сделал ни одной покупки через интернет-магазин. Вот этого мне, боюсь, не хватает. На сегодня также катастрофически не хватает времени. По крайней мере, в нашем бизнесе нет такого, что ты запустил процесс и сидишь, пожинаешь плоды. У тебя все ровно, хорошо, деньги идут, люди работают, ты можешь 4 раза съездить в отпуск, можешь работать по два часа в день.

Тут единственный минус – где эти люди?

К сожалению, так не получается.

Как проходит ваш день – день предпринимателя? Надо ли рано вставать, чтобы все успевать? Это, наверное, самый честный мой вопрос, потому что я совершенно не умею рано вставать и не чувствую своей продуктивности, если рано встаю.

Я тоже сова.

Лучше ночью поработать, над планами покорпеть.

У меня сил уже не хватает. В принципе, я встаю в 7 утра, с работы прихожу в 8 вечера.

Какая же вы тогда сова, если в 7 встаете?

Приходится. Ребенка в школу возить надо. Если бы не он, я бы до 8-8:30 поспал. Да нет, я просто помню студенчество – ко всем сессиям я готовился только ночью. Потому что утром я не могу сосредоточиться. Встаю в 7 утра, в 8 вечера прихожу с работы, ужинаю, занимаюсь с ребенком.

Андрей Грохотов с сыном

То есть завозите ребенка в школу, дальше приезжаете в офис и, в общем-то, до вечера в офисе на протяжении 12 часов трудитесь?

Необязательно в офисе.

Что вы делаете? Самое главное? Ходите по производству и тыкаете пальцем – мол, сделайте вот это и то?

Сегодня я целый день вот этими руками делал стеллажи для нашего иван-чая.

Отлично.

Потому что где-то 15-го июня начинается сезон, и мы планируем увеличить производство иван-чая в два раза. Поэтому мы сделали огромный навес…

Вы готовитесь к цветению иван-чая?

К сбору. Сегодня я делал стеллажи целый день, потому что завтра улетаю в отпуск. По приезду в отпуск как раз начнется сезон.

Расскажите про отпуск. Как вам отдыхается? Все мои гости повально говорят: «Я отдыхаю с телефоном, компьютером, я должен смотреть и следить». Вы отдыхаете?

Я отключаюсь.

Отлично. Как все при этом работает без вас?

Ну, небеса не падают.

Все в порядке, правда? Возвращаетесь, а бизнес продолжает работать?

Да, но перед отпуском цейтнот. Ты хочешь все успеть. Слава Богу, в отпуске голова отключается; безусловно, срочные вопросы решаются. Я не беру с собой компьютер.

Андрей Грохотов в отпуске

То есть если кто-то из сотрудников позвонил по телефону, вы все-таки ответите?

Безусловно. И после отпуска выходишь – тоже цейтнот.

Да, потому что это нужно разобрать.

Да, все нужно разобрать. И через две недели ощущение, словно в отпуске и не был.

Каждый раз я думаю, как бы после отпуска удержать состояние покоя, но меня хватает на три дня – вас хотя бы на две недели.

Парадокс. Поэтому нужно отдыхать четыре раза в год. Хотя бы на недельку, а лучше дней на 10. Потому что все-таки существует большая ответственность, большой круг вопросов, которые приходится решать постоянно.

Завершая нашу беседу, я бы хотела спросить – что вы пожелаете начинающему предпринимателю? Вот захотели молодой человек или девушка начать бизнес, пришли к вам просить совета – с чего начать.

Иметь очень хорошую идею. Не помню, кто из великих маркетологов сказал: «Нужно не конкурировать, а выделяться».

Выделяйся или умри.

Да, потому что вставать на стезю 10-го магазина Looduse Abi тяжело.

Если мы говорим про Эстонию, то нет смысла.

Ищите идеи, спонсоров, потому что на сегодня открыть свой бизнес с идеей, но без финансовой поддержки, тяжело. Очень непросто это осуществить, ищите инвесторов. Сейчас много людей, которые вкладывают. У них есть деньги, а они не знают, куда их вложить. Я, допустим, удивляюсь следующей тенденции в Эстонии – вы посмотрите, сколько у нас супермаркетов. Максимум. Эстония, кажется, сегодня переплюнула всю Европу по количеству торговых площадей на душу населения. На каждого приходится, по-моему, 9 кв. м., если память мне не изменяет.

И все работают. Никто не разоряется.

Не факт. Абсолютно не факт.

Так, где тут тонкий момент?

Понимаете, вот в чем дело. Если в Таллинне живет 400 тысяч человек, и мы завозим миллион булок, при этом будем раздавать их бесплатно. Так у нас потратится 400 тысяч булок, остальные никому не будут нужны. Если объем покупательской корзины в Таллинне равен миллиону, то его можно распределить по пяти супермаркетам, которые будут обладать доходностью, позволяющую платить сотрудникам хорошую зарплату. Если же мы разделим этот миллион на 100 супермаркетов, они не будут зарабатывать.

Например, у нас сегодня тоже появились конкуренты. В 2002 году мы только начинали, создали марку «Лавка жизни», затем сделали ребрендинг в 2013 году. Я, наверное, сейчас жалею о том, что мы тогда переименовались. Разговариваешь с людьми, спрашиваешь, мол, вы знаете Looduse Abi – отвечают, нет, не знаем. А «Лавку жизни»? — О, да, знаем. Может, тогда это был не очень верный шаг, но в то время казалось, что это будет правильно…

…по-эстонски.

Мол, отражает суть наших магазинов. А «Лавка», мол, ну это что-то такое…

Магазин Looduse Abi

Если у вас уже 17 магазинов, то да, какая это лавка…

«Лавка жизни» – первый бренд в этом сегменте. До сих пор на Тарту маантее есть магазин Анне Ныммик, он работает уже 16 или 17 лет. И к ней ходят клиенты, которые сначала ходили в «Лавку жизни». Ну… Что сделано, то сделано. По поводу строительства этих площадей. Если мы говорим о ста магазинах, их рентабельность не позволяет платить людям достойную зарплату.

И они везде урезают зарплаты, урезают обслуживание?

Да. У нас тоже такая ситуация. Появились магазины и Looduse Pere, и Looduse Toode, и Home4You, и BioMarket и другие. То есть конкуренция жесткая. Если человеку нужна одна булка в день, больше он уже не съест. У нас идет размыв покупателей. Я разговаривал, скажем, с партнерами в Латвии. У всех нас хорошие тенденции – все хотят попасть в этот сегмент, потому и размыв. Вот есть 400 тысяч, больше ты не продашь. Я понимаю, что людям надо платить достойную зарплату, особенно, если это хороший продавец. Но во многих магазинах рентабельный спрос этого не позволяет сделать. Если я увеличу зарплату, магазин просто придется закрыть. Я человек не жадный – если магазин дает высокую маржинальность, я готов платить хорошую зарплату. На сегодняшний день стало намного тяжелее, чем было 3-5 лет назад. Это небо и земля.

Допускаете ли вы мысль, что откроете другой бизнес в ином направлении?

Сейчас мы большое внимание уделяем производству. Нам это нравится, тут все у нас получается. Нас уже приглашают на выставки в составе эстонской делегации. Недавно мы приехали из Нюрнберга, там была огромная мировая выставка. Мы видим, что у людей есть интерес к нашей продукции, и мы планируем расширять производство. Я по жизни производственник, мне нравится что-то делать и получать отдачу. А торговля… Ну так сложилось.

Андрей Грохотов на выставке

Мне нравится, что, несмотря на тяжелое экономическое положение – а таковое сейчас наблюдается во многих сферах бизнеса – вы все-таки намерены расширяться.

Мы не стоим на месте. Во-первых, мы находимся в постоянном поиске; думаем, чем можно выделиться, а не как конкурировать. В определенные моменты мы брали бренды других косметологических магазинов, например, та же самая Natura Siberica. Потом подумали, посмотрели – а зачем? Есть куча других производителей ничуть не хуже. Если в одном торговом центре у меня и еще кого-то та же Natura Siberica– при этом у меня на 5 копеек дешевле, у него дороже – ну кому такая конкуренция нужна?

То есть вы взяли продукцию тех брендов, которые в Эстонии еще не представлены?

Да. Допустим, мы сейчас подписали дистрибьюторский договор на всю Европу с очень интересным российским производителем с Алтая. Я привез каталог, потом посмотрите.

Обязательно посмотрю.

Очень интересная продукция, она нам очень нравится, подходит к нашей теме – все природное, натуральное, никакой химии.

Мне кажется, и Алтай, если говорить с русскоговорящим человеком, это только плюс.

Это раз. И два – Алтай и Сибирь являются экологически чистыми местами.

Это чище, чем у нас здесь будет.

Да. Хотя у нас тоже достаточно много всего. Например, мы сертифицировали тот же иван-чай. И мы обладаем сертификацией производства. У нас есть свои поля, мы собираем, нас контролируют.

Все так серьезно, да?

Да, это серьезный процесс. А там… Там тайга. Да, у них нет эко сертификатов, потому что в России получить европейскую аккредитацию, значки эти, стоит очень больших денег. У нас, говорят они, своих 140 миллионов и еще постсоветское пространство.

Они не шибко заинтересованы в этом экспорте?

Не сильно, им достаточно России, Казахстана, белорусов. Украина пока отпала. Закавказье, Средняя Азия. Все.

Осталась маленькая Прибалтика с нашими маленькими объемами.

Поэтому вот так. Еще раз говорю, что мы активно ищем новые продукты, которых нет ни у кого. Это наше кредо.

Уникальность?

Да, уникальность.

К слову сказать, я готовилась к интервью и, конечно же, наведалась в ваш магазин. У вас на полках действительно стоит продукция, которую ни в супермаркетах, ни в аптеках не найти. Плюс русская этикетка, что мне, например, весьма приятно, потому что сразу ясно, что это, зачем и почему.

Да, да.

У меня есть доверие к российскому производителю, поэтому я понимаю, зачем в ваш магазин идут люди, и что там можно найти. Я так думаю, что мы сейчас все пойдем за алтайской косметикой.

У нас свыше 2000 наименований. Из них 70% – российская продукция. Я просто часто бываю на выставках. У нас есть хорошие партнеры, мы сейчас подписали дистрибьюторский договор с этим производителем. Уже лет семь являемся дистрибьютором сибирского производителя. Вот.

Вы, насколько я понимаю, не собираетесь останавливаться?

А нельзя останавливаться. Либо останавливайся и закрывайся, либо работай, потому что конкуренты наступают на пятки. Если ты не будешь в постоянном поиске чего-то, то ничего не получится.

Вопрос о конкуренции – вы переживаете на этот счет или это просто бизнес, где надо конкурентов просто четко по пунктам обходить? Когда открывается, скажем, магазин с похожей косметикой, вы чисто по-человечески переживаете?

Вы знаете, я никогда не мониторю и не прошу сотрудников сходить и посмотреть, какая цена у конкурентов. Иногда продавцы звонят, говорят – ой, Андрей, в Maxima такой-то крем дешевле. Я отвечаю, мол, ну и что? Откуда вы это знаете? Может, там срок годности подходит к концу, может, еще что-то, акция какая-то. Пускай так. Пожалуйста, идите, покупайте в Maxima. Невозможно отследить весь ассортимент. Ведь у нас работают отличные продавцы – пользуясь случаем, хочу прилюдно поблагодарить их за работу, потому что это уникальные консультанты. Я знаю очень много покупателей, которые ходят к определенным продавцам – они приходят уже с какими-то своими проблемами, интимными вещами, с которыми просто так в обычный магазин не придешь.

Они уже как друзья получаются. Это тоже определенный фактор того, почему меня не очень беспокоит конкуренция. Ну есть эта косметика и есть. Допустим, 911-я серия есть и в аптеках – это лечебные кремы. Есть и есть, от конкуренции никуда не деться. Все хорошее кто-то когда-то увидит и скопирует. Господин Кравцов – есть такой бизнесмен в России (бренд «Экспедиция») – организовывает автомобильные пробеги. Как-то мне попалась его книга, написанная им же про свой бизнес, он там интересно рассказывает. Мне понравилась одна его мысль. Он пишет, что, мол, мы ничего не изобретаем, у нас есть общий сайт, а дальше они запускают группы в Аргентину, в Панаму, на Аляску, еще и еще (они могут себе это позволить) – вот так просто люди едут и смотрят, где что чего есть интересного. У кого дизайн классный, у кого состав, у кого какое-то приспособление. Затем они собирают это все вместе в общий ящик, потом раз в три месяца достаем что-то из запаса…

…и получается готовый продукт.

Да, и они ничего не придумывают. Все уже давно придумано. Это идея вообще супер, мне понравилась. Мы, к сожалению, не так часто ездим по миру, но все равно бывает интересно.

На самом деле предприниматель со своим тонким пытливым умом что-то по миру смотрит, собирает, складывает в свою копилочку, а потом это трансформируется в продукт.

Было интервью господина Трубникова – это основатель компании «Первое решение». Я думаю, что это самый успешный производитель косметики в России. Он говорит, мол, я прихожу в магазин с женой и смотрю на дырки. Не на товар, а на то, чего здесь не хватает. То есть, даже приходя с супругой в магазин, он думает о незаполненном пространстве на полках.

Надо чем-то их заткнуть. Вот это предприимчивая жилка.

Да.

Андрей, спасибо за беседу. До новых встреч.

Спасибо.

Итак, друзья, мы сегодня побеседовали с Андреем Грохотовым, который поделился своим опытом ведения бизнеса. Суммируя наши новые знания, отметим:

 Во-первых, всегда заключайте договора – с партнерами, с супругами, с сотрудниками, это обезопасит от многих неприятных моментов.

Во-вторых – всегда ищите новую идею, отличную от конкурентов. Это позволит вам двигаться быстрее других и не понижать цены.

В-третьих, уделяйте особое внимание подбору сотрудников, потому что от вашей команды многое зависит.

 

Слушайте нас, вдохновляйтесь и переходите с нами на новый уровень.

 С вами был голосовой MOST.

 

 

 

Войти


отправить