Сергей Петров


Сегодня в гостях у MENTOR+ предприниматель - Сергей Петров, бывший тренер сборной Эстонии, а сегодня член совета в Эстонии по настольному теннису. В эфире Сергей расскажет, как его любовь к делу всей жизни стала прибыльным бизнесом. Давайте знакомиться с человеком, который делает миллионные обороты в своей фирме, а в офис едет на велосипеде!

 

Всем добрый день, с вами Анна Кульп и голосовой мост. Новый выпуск принёс новое знакомство, а оно в свою очередь, в который раз приоткрыло занавес большого бизнеса и показало с новой стороны удивительную жизнь одного предпринимателя. Сегодня мы в гостях у Сергея Петрова. Этот человек оказался воплощением того случая, когда любовь к жизни, к своему хобби превращаются в настоящий бизнес, который приносит колоссальный доход  и расширяет рамки привычной реальности. Сергей с самого детства был без ума от настольного тенниса и посвятил ему уже большую часть своей жизни. Сергей Петров был тренером сборной Эстонии, а сегодня является ещё и членом совета в Эстонии по настольному теннису. Это та история, когда организатор предприятия являлся сам своим потенциальным клиентом, благодаря чему оказался экспертом в своей нише. На сегодняшний день, фирма Сергея делает годовой оборот в 5 миллионов евро. Эти цифры сложно представить, учитывая, что весь бизнес разворачивается на территории города Нарва, а большая часть персонала — фрилансеры, работающие удалённо. “Когда у людей всё плохо, они идут играть в настольный теннис”,- смеётся Сергей.  Путь этого бизнеса начался в разгар мирового кризиса и как видим это было лучшее время для входа на рынок.

Давайте знакомиться!

 

 

Сергей, добрый день. Очень рада вас приветствовать. И мой первый традиционный вопрос – кто вы и чем занимаетесь?

Меня зовут Сергей Петров, управляющий и совладелец компании TABLE TENNIS PRODUCTS OÜ, которая продает товары для настольного тенниса.

Сергей Петров

 

Как вы начинали? Как выбрали эту нишу и решили заняться именно  этой продукцией?

С настольным теннисом связана вся моя жизнь. Когда я был маленьким, папа привел меня в зал для настольного тенниса, с того момента я с этой игрой не расстаюсь. В той или иной степени, я связан с этим. Настольным теннисом я занимаюсь уже свыше 40 лет. Из-за этого вида спорта я переехал в Нарву, это было 25 лет назад. Меня пригласили в клуб настольного тенниса, вот так я переехал в Нарву из Санкт-Петербурга.

Тогда этого не было бизнесом?

Нет, это просто причина, по которой я оказался в Нарве. Я и до переезда сотрудничал с различными фирмами по настольному теннису. До того, как переехать в Нарву, я работал в Москве, туда пригласил меня мой друг, это был аналогичный бизнес – продажа товаров для настольного тенниса по России. Я там жил и работал два года. Потом я устал от Москвы, сказал, что хочу вернуться  в тихую спокойную Эстонию. Мой друг сказал, мол, давай тогда попробуем сделать то же самое  в Эстонии. Так все и началось. Я снова приехал в Эстонию в 2008 г., и в этом году нашей компании будет 10 лет.

То есть вы поехали за личными ощущениями? От суеты, чтобы было поспокойнее?

Я просто хотел вернуться домой. Эстония – это мой дом. Я в тот момент не знал, чем я буду заниматься. Как-то все одновременно сложилась, к тому же была сильная поддержка из Москвы. Это и стало основной причиной. Были контакты, опыт, который я перенес сюда из Москвы на эстонскую землю. Мы сначала думали, что продажи все-таки пойдут по Европе – мы никогда не нацеливались на эстонский рынок. Но так как в Евросоюзе есть возможность из цены исключать налог с оборота, то оказалось, что основные рынки –это экспортные. США, Канада, сейчас вот Латинская Америка. В России и Азии тоже большие рынки.

А Европа, на которую вы первоначально ориентировались?

Поскольку по сравнению с экспортной ценой нет особого большого преимущества, то выходит совсем маленький процент. Но этот рынок все же существует – мы отправляем товары в Бельгию, Италию, Испанию. Это от силы 5% от общего оборота.

Оборот в Эстонии, скорее всего, еще меньше?

Да, в Эстонии мы продаем мало, но много продаем партнерам. Есть магазины, которые продают товары в различных странах. Скажем, в Таллинне есть партнер под названием Lindmäe Sport OÜ. Наша стратегия – продавать, не ограничивая объемы. Мы могли бы ничего партнерам не продавать, мол, сами реализуем. Но продаем всем.

Вы начинали в 2008 г., это был кризисный год. Сказалось это на бизнесе?

Кризисный год для кого? Для Эстонии, России, во всем мире?

Предполагается, что в Эстонии он был точно. Во всяком случае очень многие говорят, множество компаний вынуждено было закрыться. Но ведь есть и те, кто, напротив, открылся. Как ваша, например.

Когда у людей дела становятся совсем плохо, они идут и играют в настольный теннис. Это я скажу по опыту. Потому что машину, квартиру купить не можешь. А покупаешь ракетку, мячики… Поэтому такой кризис нас просто не зацепил.

Фактически, когда начинается нестабильная ситуация в мире, люди идут играть в настольный теннис?

Я рекомендую это делать. Да и вообще заниматься спортом.

Сергей Петров

 

Надо идти и играть. Очень хочется спросить про личность предпринимателя. Есть у вас какой-то образец выстраивания политики управления? Как вы налаживаете бизнес-процессы в своей компании?

Я не такой уж крупный предприниматель. До этого я много работал по найму, я был директором по экспорту на мебельном комбинате, работал на заводе по производству ракеток в Нарве. А эта фирма просто вырастала. Сначала я был один, затем у меня был помощник – пол человека. Потом больше и больше. Так постепенно и росло. Когда в штате 1-2 человека, это самое легкое время в компании. Чем больше людей, тем сложнее – это различные мнения, конфликты и т. п. Но у нас все очень хорошо. Я сторонник демократичного управления, не жесткой линии.

То есть каждый сотрудник у вас может прийти и высказать какое-то пожелание?

Да, мы так и делаем.

Сколько у вас сейчас сотрудников?

20.

Все-таки вы, мне кажется, уже перешагнули рубеж микро бизнеса, выросли. Это произошло органически или вы все же прилагали какие-то усилия?

Это произошло естественно. Мы берем людей, когда у нас возрастает оборот. Большого успеха мы добились, когда ослаб евро. Для тех, кто покупает за доллары, наш товар стал дешевле.

Тогда они решили закупить больше?

Нет, это просто вопрос цены. Часто я слышу, что многие люди заходят в интернет-магазины, выбирают там по картинкам товар, а затем идут и покупают там, где он попросту дешевле. Даже если магазин и не такой красивый. Если взять, скажем, фирму Nike, она реализует товары по всему миру примерно с одним и тем же качеством. Наши товары – накладки, основания и т. д. – можно купить у нас, в США, в Азии. Фирма распределяет их по всему миру. Ценовое преимущество в принятии решения очень важно. Второй фактор – наличие товара. У нас очень большой ассортимент. Девушка, которая отвечает за закупки, тоже играет ключевую роль в успехе компании, потому что надо, чтобы все было на складе, и чтобы не было лишнего склада. Это очень кропотливая, трудная, ежедневная работа.

Сколько за прошлый год составил оборот вашей компании?

Примерно плюс-минус 5 млн евро.

А сколько из этого прибыли?

Чистая прибыль составила около полумиллиона.

Что вы делаете с деньгами? Делите, реинвестируете, отдаете собственникам?

Половина на дивиденды, половину отдаем на развитие компании.

Как вы развиваетесь? Куда стремитесь? У вас есть 5 млн, вы понимаете, сколько из них отдадите, скажем так, в развитие. Какие у вас приоритетные направления по развитию?

Во-первых, у нас все же понемногу увеличивается склад, на это тоже нужны деньги. Плюс у нас есть большие затраты на маркетинг, на поддержание интернет-страниц. Это основные затраты, без которых не обойтись. Поскольку у нас онлайн-торговля (ключевой бизнес), все крутится вокруг него. Если инвестировать, то вкладывать именно туда, в продвижение страницы, чтобы потребителю было легче, удобнее покупать, чтобы люди быстрее находили нас в поисковых сервисах. Товар может быть отличным, но если мы не будем на первых страницах, толку не будет.

Речь идет о Google Adwords и Яндекс-Маркет?

С Яндексом мы не работаем, потому что Россия – это не наш ключевой рынок. У нас Google Analytics. Есть специальные люди, которые этим занимаются; я, увы, не IT-специалист.

У вас люди работают на фриланс или сидят прямо здесь?

Обычно фриланс, это сотрудники высокой квалификации.

Это агентства и фирмы?

Нет, это человек. По опыту могу сказать, что большие агентства нам не подходят, потому что они привыкли работать с большими фирмами, где есть куда размахнуться. Приходишь, а они тебе заявляют, что надо все переделать – и логотип, и магазин и т. д. Да, они все сделают, классно, современно, но при этом скажут, что, мол, за первые три месяца вас в поисковых системах будет не найти, потому что у вас поменяются все ссылки, все будет новое и т. д. Поэтому приходится думать и принимать соответствующее решение.

А если бы был рабочий сайт, то резать курицу резать было бы совершенно незачем, да?

Да. Конечно, агентства такого плана заверяют, что все в итоге будет нормально. Но здесь каждый человек взвешивает риски, потому что в нашем случае все можно потерять за недели или даже дни, если сделать какой-то неверный шаг. Поэтому в целом мы очень консервативны. Если вы посмотрите на нашу страницу, увидите, что она нарядна, однако довольно сдержанна. Она не приспосабливается к экрану смартфона (т. н. responsive design). Хотя нас все заверяют, мол, это надо исправлять, ведь все пользуются мобильными телефонами. Но мы полагаем, что для нашего ассортимента лучше страницу растянуть руками – ты видишь сразу все, поскольку по ней удобнее перемещаться. Это опять-таки наш опыт. Здесь я придерживаюсь той позиции, что все должно быть удобным и нравиться мне самому. Наш опыт говорит, что в данном случае нам не надо ничего менять.

Технологии 21 века, массовое использование Интернет – все это помогает вам, оптимизирует вашу работу?

У нас просто нет иного канала сбыта. Есть оптовые покупатели (в целом это где-то 10% от оборота компании, эти люди присылают заказы на электронную почту или еще как-то связываются с нами).

То есть вы, по большей части, работаете с конечным потребителем?

Да. Средний чек получается около 150 евро, столько стоит хорошая ракетка. Исходя из этого, мы и работаем.

Какие маркетинговые инструменты вы используете? Товар ведь узкой специфики. Если я никак не связана с теннисом, то зачем мне ракетка за 150 евро?

Да, конечно. На самом деле настольный теннис – весьма консервативный вид спорта. Мы знаем, что многие наши клиенты – люди в возрасте за 40 и 50 лет. Многие о нашем магазине узнают из разговоров. Я считаю, что нельзя открыть магазин, и за полгода тебя все узнают. Или это будет стоить таких безумных денег для продвижения, что затраты попросту могут не окупиться.

Участвуете ли вы в соревнованиях?

Мы представляем многие фирмы.

Но ведь все равно это такая профессиональная тусовка?

Да. Многие компании (например, крупнейшая в мире Shanghai Double Happiness) доверяют нам официальное представительство в Европе. Если намечается, скажем, чемпионат мира (каковой недавно проходил в Швеции), мы организуем стенд, продажи. Мы ничего не зарабатываем, не теряем, это лишь продвижение, чтобы люди знали, что мы продаем этот товар. Люди, таким образом, узнают о нас все больше и больше. В настольном теннисе в магазинах весьма сложная система скидок. Если покупаешь в нашем магазине на 50 евро, получаешь скидку 5% на накладки и основания, на 100 евро – 10%, на 250 евро – уже 25%. Поэтому многие занимаются перепродажей. Они покупают у нас со скидкой, разносят по клубам. Скажем, если тренер делает заказ для своих подопечных. Потому что не каждый хочет сам с этим возиться.

Вам такие продажи выгодны?

Да, конечно.

Они увеличивают оборот товара?

Да. На отправку товара затраты весьма велики, поэтому чем больше такие люди заказывают, тем дешевле будет отправление, поэтому мы и скидку можем предоставить больше. То есть мы не ужимаемся по наценке, просто экономия на транспорт высвобождает дополнительную скидку.

Мне кажется, это маркетинговый инструмент, нацеленный на то, чтобы потребитель покупал больше, со скидкой, чтобы они потом ваш товар и продавали.

Да.

По сути, они ваши агенты, которые еще и пытаются заработать?

Да.

Отличная идея, мне кажется, надо ее отдельно записать. Подскажите, как у вас устроена работа с персоналом? Как вы взаимодействуете? Когда я к вам сюда зашла, то увидела, что ребята играли в теннис. Это было самым первым впечатлением. И притом играли очень круто. Это не просто теннисный стол в офисе, за который становятся обычные сотрудники размять спинку при случае. А тут, насколько я вижу, играют люди, которые действительно этому учились.

Да, у нас сейчас на летней практике работает чемпионка Эстонии, Айви Авамери. Велся разговор о том, что она может остаться здесь работать, поскольку учится на заочном.

Что она в компании делает, чем занимается? То, что она играет, я видела.

Это первый человек в нашей фирме, для которого эстонский язык родной. Поэтому мы сейчас занимается тем, что шлифуем сайт на эстонском языке. У нас основные продажи хоть и на английском, но в эстонской части сайта кое-где не хватает описаний.

А так весь коллектив русскоязычный?

Да. Хотя я говорю по-эстонски, и Саша тоже. В принципе, у нас русские люди. Один из наших сотрудников сказал, что Нарва – самый русский город на земле. Я об этом никогда не задумывался, но когда поразмыслил, пришел к выводу, что так оно и есть, потому что у нас нет, по сравнению с Россией, приезжих из Таджикистана, Туркменистана. Поэтому в процентном соотношении Нарва – очень русский город.

Частенько говорят о том, что Ида-Вирумаа – довольно пессимистично настроенный регион, здесь у предпринимателей вроде как все что-то плохо. Хотя я второй день встречаюсь с предпринимателями, и понимаю, что, напротив, все хорошо. Это жизнерадостные люди, которые строят бизнес, у них все круто, поэтому я спрошу, чувствуете ли вы влияние маленького региона?

Мне лично тут очень комфортно, потому что до работы на велосипеде ехать 5 минут, пешком 10, машина практически не нужна. Персонал, который нужен нам, мы находим очень квалифицированный, особенно женщин. Мне кажется, очень много можно найти таковых для упаковки, оформления заказов. Да и в целом очень многие люди готовы работать. Что касается рынка – трудно судить, в Нарве мы не продаем. Может быть, тот, кто хочет открыть предприятие по ремонту или продаже, испытывают трудности  поэтому может быть, все и не так хорошо. Но все же мы вынуждены признать, что многие уезжают. Считаю, что эстонское государство не прилагает достаточно усилий, чтобы сделать регион более эстонским, наверное, так? Скажем, в школе не хватает учителей, которые преподавали бы на эстонском. Ведь некоторые родители хотят, чтобы их дети учились на эстонском языке — это трудно, например. Что касается спортивных секций (в частности, настольного тенниса), тут все очень хорошо, большие возможности. Здесь есть очень красивый спортивный зал, который город содержит.

Но населения действительно не хватает, есть такая проблема. Город в социальном и моральном плане живет, тут все в порядке, но уезжают. Я, правда, себя здесь ощущаю комфортно.

Если смотреть с точки зрения предпринимательства. С одной стороны, мы можем говорить о том, что здесь когда-то были большие предприятия (например, Кренгольм), которые со временем закрылось, люди остались без работы). С предыдущим моим гостем мы говорили о том, что сокращения все же были постепенными, но это были наемные люди, которые до того были уверены в завтрашнем дне. Которые думали, что они будут ходить на работу и постоянно быть занятыми. Когда некоторым после увольнения пришлось перестраиваться и пытаться организовать свой бизнес, возможно, как раз им и было сложно? Что, если внедрять культуру предпринимательства в Ида-Вирумаа? Будет это в помощь?

Возможно. Но в целом нужно настроиться на непростую работу. Все мы конкурируем с различными странами и рынками. Например, если взять те же почтовые услуги. Отправить посылку обычной почтой или DPD, например, в Германию отсюда стоит в два раза дороже, чем из Германии сюда. Если мы что-то ищем, то это, как правило, сделано в Германии. Там большой рынок, большие мощности, будь то химия, упаковка. Поэтому я не считаю, что свою нишу предпринимателям в Нарве легко найти.

Мне очень хочется подчеркнуть, что в Нарве вы добились оборота в 5 млн.

Угу.

В столице многие этого не делают. В этом плане я очень хотела бы напомнить, что для заработка важен не регион. Мне кажется, дело в другом.

С одной стороны, мы тоже уникальное предприятие. На сегодня мы, наверное, являемся самым большим интернет-магазином в мире в своей сфере. Тех, кто занимается такими продажами в Германии, меньше. А нас знают во всем мире, у нас многие покупают. Но это во многом из-за стечения обстоятельств.

Давайте тогда поговорим про удачу. Вам подфартило или это результат труда? Да, надо не упустить шанс, помимо большого труда. У вас был шанс, который вы не упустили?

Я считаю, что мне повезло в жизни. Я многое видел, много учился. В Эстонии (Тарту), Германии. Я знаю несколько языков. Может, просто возможностей было больше. Я мог бы работать где-нибудь в европейском банке. Но я всегда занимался настольным теннисом.

Сергей Петров

 

Классическое немецкое академическое образование MBA – оно вам помогает в бизнесе? Вспоминаете ли вы эти навыки каждый день, пытаетесь их применять?

Я считаю, что любое образование расширяет кругозор. И не более того. Для меня очень важна практическая составляющая. Если чем-то тяжело заниматься одному, всегда хорошо иметь партнера. С пустого места начинать тяжело. Я фактически начинал не с пустого места. Здесь рядом есть партнер (можете у него тоже взять интервью)…

…который по-другому смотрит на вещи? Вы дополняете друг друга?

Да, дополняем. Взгляды должны быть похожи, но вдвоем всегда думать и принимать решения легче. Для бизнеса важно терпение. Часто люди ищут моментальные решения, пути к прибыли, успеху, продажам – а такого нет. Мы будем отмечать 10 лет нашей компании, но фактически-то как один миг промелькнули. Время течет быстро. Поэтому я не беру в расчет, мол, это все только моё и т. д. Я просто был изначально управляющим директором, да и сейчас таковым остаюсь.

В какой момент и как вы искали себе партнера? Мне кажется, иной раз жениться проще.

Вот я о том же хотел сказать. В бизнесе партнера ищут так же, как и подругу жизни.

У меня вопрос про дружбу. Можно ли брать в партнеры друзей или можно брать человека со стороны с подходящими качествами?

Я думаю, что для такого мыслительного уровня также можно провести аналогию с женщиной – сколько я с ней буду? Может, многие пытаются спланировать что-то четко, но рассчитать все по бумажке невозможно.

То есть вы просто встречаете человека и понимаете – да, он мог бы стать моим партнером?

Нет, обычно все начинается с малого. Мол, давай сначала сделаем так, а потом посмотрим.

Есть какой-то тестовый период? Вы присматриваетесь, работаете вместе?

Изначально нет каких-то планов, чтобы сделать что-то большое. Мы можем, допустим, завтра попытаться с кем-то сделать что-то масштабное, скажем, в США. Из маленького проекта вырастет большой, сюда же включатся личные отношения и т. д. Здесь очень много факторов. Скажем, даже то, что я приехал в Нарву – потому, что Эстония мне нравится. Оказалось, что Нарва очень удобна по логистике и затратам, все это здесь работает. Я не то чтобы верю в случай, но, мне кажется, что здесь столько фактором, что любой из них может сыграть свою роль. Это и личные знакомства, и что хочешь. Я думаю, каждому в жизни подворачиваются какие-то шансы на пути к успеху, но, если честно, в целом бизнес-среда довольно жесткая. Сам по себе я довольно мягкий человек, и не могу сказать, что мне это в целом интересно. Чем менее продукт дифференцированный (если продавать порошки там и т. д. – например, как это делает «MAXIMA», продает все по низкой цене), тем люди более жестко борются друг с другом. В нашем секторе конкуренция тоже жесткая, мы все время отслеживаем, что делают конкуренты. Мы должны знать, чем занимаются другие. Исходя из этого, мы планируем свою стратегию.

Будучи ни акулой, ни человеком, кидающимся на других, тяжело вам в бизнесе?

Тут не то что надо уметь кидаться, а…

…войти в рынок и отжать его. Умеете?

Для этого и нужны партнеры. Когда у тебя 2-3 человека. Иначе это превращается в некоторую игру. Все зависит от точки зрения – можно сказать «отжать рынок», можно сказать «войти на рынок», «предложить лучшие условия» и т. д. Это как люди ощущают. Для некоторых это словно игра – такие люди себя чувствуют, как рыба в воде. Потому что если по менталитету человек что-то не подходит, мне кажется, это и не стоило начинать.

Надо ли продвигаться по сфере компетенции? И должен ли бизнес нравиться? Нужно ли его любить? Или можно найти выгодную нишу и заниматься ей?

Это зависит от бизнес-сектора. Скажем, я играю в настольный теннис, я езжу на соревнования, общаюсь с людьми, бизнес идет параллельно. Я не концентрируюсь, скажем, на складских проблемах – есть человек, который занимается складом. А мне, может, и склад  вообще не нравится (грубо говоря). Например, мне нравится отвечать на письма, рассматривать новинки, смотреть, что происходит в мире настольного тенниса.

То есть вы разделили работу и оставили себе ту ее часть, которая вам нравится? И за счет этого бизнес идет?

Оно как-то само разделилось. Я просто взял ту часть, что мне ближе. Когда есть партнеры, они тоже берут то, где они более компетентны. Мне кажется, люди по жизни часто страдают от одиночества. В бизнесе то же самое. Если человек один, у него нет стольких людей, сколько крутится вокруг, скажем, того же Илона Маска, это может быть проблемой. Я общался со многими, все причитают, мол, а вот Маск, а вот Гейтс и т. п. Они измеряют бизнес именно такими вселенскими масштабами. Если себя ассоциировать с ними, то, конечно, может показаться, что ты такой маленький…

…маловато будет.

Да-да-да.

То есть надо себя сравнивать с кем-то более реальным, так?

Может, даже не сравнивать, а искать свои сильные стороны, наслаждаться ими, особенно, если что-то умеешь делать хорошо. Мне кажется, что каждый что-то умеет делать хорошо. Может, своими руками, может, продвигать, или даже учиться. Очень трудно что-то придумывать из воздуха, когда начинаешь с нуля. Некоторые, с кем я общаюсь, жалуются: «Ой, мне все это не нравится, начну что-то новое». Обычно новое начать, бросив все старое, не так просто.

Опять же, опыт какой-то нужен.

Да, нужен какой-то плавный переход. Некоторые работают по найму, потом заявляют, мол, хочу сделать что-то свое. Но не всегда это просто. Человек вроде бы своим опытом и умением способен заработать много денег. Но когда дело касается организации процесса или поиска бизнес-модели, это очень непросто.

Очень часто в такой ситуации люди ломаются именно тогда, когда надо арендовать офис, нанять персонал, платить зарплату, заниматься налогами. А они просто хотели делать свое любимое дело – им не хотелось работать на дядю, решили поработать на себя. Но, оказывается, что надо либо управлять, либо все-таки свою работу делать руками.

Сейчас, слава Богу, есть возможность развиваться потихоньку. Можно недорого нанять, скажем, бухгалтера, такие вещи есть. Все-таки основное – продукт или услуга, которые ты можешь предоставлять, это видение будущее. Все остальное менее важно. Мне кажется, технические вопросы (логистика, бухгалтерия и т. д.), это уже вторично.

Поддержка?

Да. Если есть продукт, услуга, которые могут пользоваться спросом, это главное. Трудно, когда в данный момент у человека нет ничего. А, может, у него, наоборот, есть 10 продуктов. Он попробовал что-то там и здесь, где-то что-то получилось. Но если ставка на что-то одно, да еще и без опыта, то все это очень непросто.

Сергей, подскажите, вам помогает в бизнесе спорт?

Да, очень. Я вообще считаю, что заботиться о теле очень важно, чтобы человек мог работать нормально. Поэтому, когда мне многие говорят, мол, я не могу заниматься фитнесом, я ж работаю, мол, не остается времени, то считаю это неправильным. Если провести час-полтора (больше-то, может, и не надо) в спортивном зале, это придает большой заряд энергии.

То есть это вопрос ресурсов и продуктивности?

Да. Но это вопрос и ощущения. Человек должен чувствовать себя хорошо. Если он с утра встал и по каким-то причинам человек себя неважно чувствует, то продуктивность падает. И настроения нет. А в офис нужно идти с хорошим настроением, что бы ты ни делал.

Вы получаете кайф от своей работы?

Все время нельзя кайфовать, как и от любого наркотика. Поэтому с перерывами. Но на работу иду с радостью. Мне в офисе нравится даже больше, чем в путешествиях. Мы много ездим в различные страны, посещаем разные мероприятия, чемпионаты, но сказывается, вероятно, именно то, что я ездил очень много. В свое время был тренером сборной Эстонии, играл за нее. Ездили много по чемпионатам, но мне нравится быть в Нарве.

Это все было до бизнеса или в процессе?

Это было до бизнеса. Правда, недавно меня выбрали членом правления Союза настольного тенниса, мы являемся спонсорами Федерации, чувствуем какую-то принадлежность к Эстонии. Само спонсорство нам, конечно, не дает никакого оборота, в Эстонии его нет. Но для нас, тем не менее, это очень важно, поскольку все это интересно.

Вы по натуре лидер?

По натуре нет. Но когда я попадаю в какие-то ситуации, я всегда чувствую как надо себя вести.

Тогда вы берете на себя ответственность?

Да, всегда. Я думаю, что чем человек выше поднимается, тем большую ответственность он на себя должен брать.

Завершая нашу интересную беседу, задам вопрос – допустим, к вам придет молодой человек или девушка, которые скажут: «Сергей, я хочу начать бизнес. С чего начать, куда пойти?». Где та самая точка старта, когда у человека есть желание? Что ему делать?

Мне кажется, дать универсальный совет без знания предыдущего опыта, понимания того, что он делал, чем занимался, сложно. Когда к нам приходят и спрашивают, мол, какую мне купить ракетку, ему в ответ задают вопрос – а до этого вы какой ракеткой играли? Если он ничем не играл, ему лучше взять самую простую. Так и в бизнесе – надо начать с чего-то простого.

Нельзя взять самую крутую ракетку?

Можно, но толку от этого не будет. Можно смотреть, как играет чемпион мира (например, Федерер в большом теннисе), но это не сделает человека Федерером. Мне кажется, что людям надо задавать правильные вопросы. Когда человек вообще нулевой, но хочет что-то сделать, это очень сложно. Скорее всего, ему лучше получить какое-то образование, чтобы понять, какие существуют возможности. Нельзя ему советовать сначала попробовать то, потом это. Мне кажется, в бизнесе самое главное – никуда не торопиться. Мне очень нравится Япония, которая и в нашей сфере, и в остальных – просто примеры для подражания. Они делают какой-то продукт месяцами или годами. Когда я у них спрашиваю, они отвечают – у нас рабочий день начинается в 8, но на работу мы приезжаем в 6:30, в 07:00 планерка, затем подготовка к рабочему дню. Затем мы работаем до тех пор, пока наш начальник не уйдет из офиса. На мой вопрос, правда ли, что мужчины практически не видят детей, они ответили, мол, да. Мы уходим на работу, когда они еще спят, а приходим, когда они уже спят. Я не к тому, что мы в таким стиле тоже так работаем, я не приверженец этого.

Они трудоголики? Что тогда вы имели в виду? Наш предприниматель пашет круглосуточно и без выходных. Это то, что я вижу каждый день. Даже людям с печальными глазами нравится так работать, им нравится, они очень любят свое дело, но они словно загнанные лошадки, им тяжело. Но если они переходят на меньшее количество рабочих часов, им кажется, что все пропадет. Вот если в 12 ночи человек не ответит на письмо, то все пропало. Они с трудом заставляют себя делегировать свои полномочия. Им вообще тяжело отпускать от себя, потому что их бизнес – это как их ребенок, которого нужно вести. Поэтому мысль о том, что никуда не надо торопиться, даже у меня записана. Я ее так и пометила, поскольку и сама бегу очень быстро. Вот я смотрю на вас и понимаю, что вы и вправду никуда не торопитесь. Наверняка и вы играете в теннис в офисе, но при этом ваши цифры говорят о том, что вы – успешная компания.

Не знаю, может, мы как раз себе и можем позволить себе поиграть в теннис потому, что мы стали успешными. Мы в принципе очень довольны нашим результатом, видим свой потенциал, но у нас нет мыслей типа «Мы должны удвоить оборот за такой-то период!», как это обычно бывает у крупных компаний.

То есть цели продаж в таком ключе вы не ставите?

Нет. Мы просто рассматриваем рынок реально. Мы, например, полностью потеряли китайский рынок по независящим от нас обстоятельствам. Началась ценовая война, и на этом все. Мы можем сделать любой интернет-магазин, но нам туда сейчас просто не подобраться. Но мы пытаемся это компенсировать иными рынками – Южная Америка, например. Россия сейчас тоже хорошо покупает. Там с аналогичным бизнесом довольно тяжело – таможня и т. д. Там товары намного дороже, нежели у нас. Конечно, головой мы думаем 24 часа в сутки. Бывает, что и сны снятся про работу. Конечно, отключиться от этого невозможно. Даже если человек в отпуске, мы работаем. Если вообще все отключить, все равно будешь думать о деле.

А на пляже ведь отличные идеи приходят.

Да.

Видимо, потому, что скучно и мозг включается.

Да. Насчет делегирования вы абсолютно правильно сказали, что это эффективный инструмент для себя, потому что и самому становится легче. Ты меньше загружен текущей работой. И работникам интереснее. В этом плане я с удовольствием делегирую полномочия.

Я знаю, что порой предприниматели делают интересное открытие – многим людям может нравиться та работа, которая может не нравиться самим предпринимателям. С этим я столкнулась, они стесняются передавать людям такие вещи. Мол, это же рутина, это ж так неинтересно. Ай, ладно, мол, сделаю сам. И когда им говорят, что люди были наняты на свои должность потому, что им нравится заниматься этой рутиной, это вызывает дикое удивление. Те, кто понимает, что можно отдать нелюбимую часть работу, которой с радостью займутся профессионалы – вот у них то как раз начинаются прорывы в бизнесе. Это то, что я вижу.

Да. Так оно и есть.

Сергей, огромное спасибо за эту беседу. Я желаю вам процветания и вернуть китайский рынок.

Да, будем стараться, у нас кое-какие мысли по этому поводу есть.

Спасибо.

Спасибо большое.

Войти


отправить